Обзор дисциплинарной практики адвокатских палат

Обзор дисциплинарной практики адвокатских палат

24pravo.ru В ЭТОЙ СТАТЬЕ:
  • В чем сложности применения статьи 156 УК на практике
  • Какую новую трактовку получила совокупность понятий «неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего» и «жестокое обращение с несовершеннолетним» и в чем положительное значение этого подхода

По статистике в России сохраняется стабильно высокий удельный вес преступлений, предусмотренных ст. 156 УК «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего». И это при том, что данные преступления относятся к латентным, поскольку совершаются в условиях, исключающих осведомленность о них иных лиц. Динамика числа привлекаемых к ответственности лиц по ст. 156 УК и числа осужденных относительно стабильна (см. диаграмму).

5c08f9ca1e9ac.png

СЛОЖНОСТИ С КВАЛИФИКАЦИЕЙ ИЗ-ЗА ДИСПОЗИЦИИ НОРМЫ

Преступление, предусмотренное ст. 156 УК, по конструкции формальное. Соответственно, возникает вопрос: следует ли дополнительно вменять его, если общественно опасные последствия в виде физического (психического) вреда несовершеннолетнему уже наступили. Как правило, если виновный причинил тяжкий или средней тяжести вред здоровью ребенка, то ст. 156 УК «вылетает» из поля зрения. Даже если факты жестокого обращения налицо, правоприменители не всегда дают им надлежащую оценку, считая такую квалификацию избыточной.

Во многом это обусловлено некой аморфностью диспозиции ст. 156 УК: «неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего родителем или иным лицом, на которое возложены эти обязанности, а равно педагогическим работником или другим работником образовательной организации, медицинской организации, организации, оказывающей социальные услуги, либо иной организации, обязанным осуществлять надзор за несовершеннолетним, если это деяние соединено с жестоким обращением с несовершеннолетним». Ключевым здесь является понятие «жестокое обращение», а оно оценочное и нигде в источниках права не раскрывается. Как справедливо отмечают некоторые авторы, «уголовная ответственность по ст. 156 УК РФ наступает исключительно в случае, когда неисполнение соединено с жестоким обращением, проявление которого можно понимать по-разному, начиная от крика на ребенка и вплоть до причинения тяжкого вреда его здоровью, повлекшего по неосторожности его смерть».

ЧТО СЧИТАТЬ НЕИСПОЛНЕНИЕМ ОБЯЗАННОСТЕЙ ПО ВОСПИТАНИЮ

В уголовном законодательстве не раскрыто также значение понятия «неисполнение и ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего», оно лишь изредка упоминается в разъяснениях высших судебных органов.

К примеру, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ трактует это понятие как «уклонение от выполнения обязанностей по обеспечению потребностей несовершеннолетнего в питании, одежде, обуви, проживании в благополучных санитарно-гигиенических условиях, в своевременном получении медицинской помощи, по созданию условий для получения несовершеннолетним образования, удовлетворения им других своих интересов и потребностей». Ненадлежащее исполнение обязанностей в то же время характеризуется «действием и бездействием: некачественное и не в полном объеме осуществление обязанностей по воспитанию, применение запрещенных законом способов и методов воспитания, эксплуатации несовершеннолетнего, формирование асоциальной личности» (определение от 19.06.2012 №  38-КГ12-1).

В следственно-судебной практике неисполнением обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего признаются следующие виновные действия (бездействие):
— несоблюдение требований гигиены и санитарии (отсутствие нормальных жилищно-бытовых условий);
— игнорирование болезненного состояния ребенка;
— причинение физической боли и страданий, не повлекших расстройство здоровья;
— принудительное выдворение ребенка из дома, неоднократное оставление его в помещении одного, предоставление его самому себе без обеспечения условий благоприятного и безопасного нахождения либо оставление на попечении беспомощного лица;
— игнорирование фактов причинения вреда несовершеннолетнему иными лицами, непринятие мер к их пресечению;
— предоставление ребенка самому себе на протяжении длительного времени и др.

В качестве примера можно привести уголовное дело №  1–22/2016, по которому мировой судья судебного участка №  135 Наро-Фоминского судебного района Московской области вынес обвинительный приговор.

ОСОБАЯ ТРАКТОВКА ПОНЯТИЯ «ЖЕСТОКОЕ ОБРАЩЕНИЕ С НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМ»

Если содержание понятия «неисполнение и ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего» раскрыто хотя бы в общем виде, то понятие «жестокое обращение с несовершеннолетним» не получило никакого вразумительного толкования. Как правило, под таковым подразумевается причинение физической боли ребенку, не повлекшее вреда его здоровью: нанесение ударов предметами (ремнем, столовыми принадлежностями и т. д.), руками, ногами и иным образом. Следственный опыт показывает, что насилие (жестокое обращение) чаще всего применяет один из родителей при безразличном или попустительском отношении другого.

Одновременно с этим на практике встречаются случаи, когда в понятие «жестокое обращение с несовершеннолетним» вкладывается и посягательство на половую неприкосновенность несовершеннолетнего.

ИЗ ПРАКТИКИ. Ж. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ст. 156 УК. Как установил суд, Ж., являясь матерью несовершеннолетней девочки, в нарушение требований ст. 63СК не исполняла надлежащим образом обязанности по ее воспитанию. В частности, она, будучи осведомленной о том, что ее несовершеннолетняя дочь подвергается сексуальному насилию со стороны ее сожителя, не приняла мер по обращению в медицинское учреждение, не сообщила в правоохранительные органы о совершенных в отношении ее несовершеннолетней дочери особо тяжких преступлениях с целью изобличения виновного лица, тем самым оставила несовершеннолетнюю дочь в социально опасном положении, в условиях, угрожающих ее физическому и психическому здоровью (приговор мирового судьи судебного участка №  67 Могойтуйского судебного района Забайкальского края по делу №  1–86/2015).При схожих обстоятельствах Н. осуждена за совершение аналогичного преступления. Как отмечено в приговоре, Н. имела права и обязанности по воспитанию дочери Д., выразившиеся в заботе о ее нравственном, психическом, физическом и духовном развитии (ч. 1 ст. 63 СК). Согласно ч. 1 ст. 64 СК, «родители являются законными представителями своих детей и выступают в защиту их прав и интересов в отношениях с любыми физическими и юридическими лицами».Однако Н. систематически, с середины января по середину ноября 2014 года ненадлежащим образом исполняла возложенные на нее обязанности по заботе о физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своей несовершеннолетней дочери Д. Так, в указанный период времени сожитель Н. М.Э.Г. неоднократно совершал в отношении Д. насильственные действия сексуального характера, о чем Н. знала, как со слов дочери, так и сама являясь тому свидетелем. Вместе с тем Н., действуя умышленно, осознавая неизбежность причинения психическому и физическому здоровью ребенка вреда в результате действий М.Э.Г. и сознательно допуская наступление указанных последствий, имея реальную возможность прекратить насильственные действия сексуального характера, совершаемые М.Э.Г. в отношении ее несовершеннолетней дочери, в том числе посредством обращения в правоохранительные органы как законный представитель, пренебрегла указанной возможностью, тем самым проявив жестокое обращение со своей несовершеннолетней дочерью Д., а также попустительствуя жестокому обращению с подростком со стороны М.Э.Г. В результате умышленного ненадлежащего исполнения Н. обязанностей по воспитанию несовершеннолетней дочери Д. психическому и физическому здоровью последней причинен вред (приговор мирового судьи судебного участка №  1 Ленинского района г. Владимира по делу №  1–19/2015).Следует добавить, что по представлению органов следствия решением суда Н. ограничена в родительских правах.

«НОВАЯ РОЛЬ» СТАТЬИ 156 УК

В рассмотренных ситуациях правоприменителям, конечно, следовало бы дать юридическую оценку действиям Ж. и Н. по укрывательству особо тяжких преступлений (ст. 316 УК), а во втором случае также рассмотреть вопрос о привлечении Н. к уголовной ответственности в качестве пособника преступлениям ее сожителя, поскольку в ее действиях усматриваются признаки более тяжких преступлений, чем то, которое было ей инкриминировано.
Что касается М.Э.Г., то приговором Ленинского районного суда г. Владимира он признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 4 ст. 132 и ч. 2 ст. 135 (два эпизода) УК (дело №  1–41/2016).

Принимая во внимание всю совокупность обстоятельств указанного уголовного дела, ст. 156УК в данном случае и ввиду отсутствия в уголовном законе четкого определения понятий «неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего», «жестокое обращение с несовершеннолетним» обнаружила свое резервное значение. Эта норма дала возможность предотвратить уход виновной от уголовной ответственности в условиях, когда дать иную правовую оценку ее действиям не представлялось возможным. Тем самым ст. 156 УК получила новое прочтение на практике и послужила целям охраны прав и законных интересов несовершеннолетнего потерпевшего.


Вы сможете оставить комментарий только после авторизации на сайте

Комментарии пользователей (0)

Пока нет комментариев

Мы в социальных сетях

Наши партнеры

24pravo.ru 24pravo.ru

24pravo.ru




Поделитесь ссылкой с друзьями!