Прекращение уголовного преследования в суде по ст. 210 УК РФ, в рамках расследования незаконной банковской деятельности по ст. 172 УК РФ. Тактика защиты и особенности по уголовным делам о преступлениях совершенных в сфере экономической деятельности.

Прекращение уголовного преследования в суде по ст. 210 УК РФ, в рамках расследования незаконной банковской деятельности по ст. 172 УК РФ. Тактика защиты и особенности по уголовным делам о преступлениях совершенных в сфере экономической деятельности.

24pravo.ru

Прекращение уголовного преследования в суде по ст. 210 УК РФ, в рамках расследования незаконной банковской деятельности по ст. 172 УК РФ.

Тактика защиты и особенности, по уголовным делам о преступлениях, совершенных в сфере экономической деятельности.

28 января 2019 года в Симоновском районном суде г. Москвы завершилось рассмотрение уголовного дела, в отношении 15 обвиняемых, в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 и 2 ст. 210, ч. 2 ст. 172 УК РФ – создание и участие в преступном сообществе (преступной организации) лиц, действующих из корыстных побуждений, с целью систематического получения незаконного дохода, не контролируемого со стороны государства, состоящее из четырех функционально и территориально обособленных подразделений и консалтингового блока, состоящего из обособленного бухгалтерского и юридического подразделений, объединенных единой целью – совместное совершение тяжкого преступления, а именно незаконной банковской деятельности, предусмотренного ст. 172 УК РФ.

По версии следователей ГСУ, обвиняемые получали неконтролируемый государством доход в течении длительного периода времени, где организаторы преступного сообщества (преступной организации), совместно с руководителями структурных подразделений, в которые входили консалтинговые, бухгалтерские и юридические компании, а также иными участниками, избрали направление преступной деятельности - осуществление незаконной банковской деятельности, в соответствии с разработанным организаторами преступным планом, который подразумевал обязательное использование государственных и банковских процедур, регистрации юридических лиц, с использованием реквизитов, подконтрольных юридических лиц. Доход преступного сообщества (преступной организации) от незаконной банковской деятельности составлял процент от общего объема перечисленных безналичных денежных средств клиентами - предпринимателями на расчетные счета подконтрольных преступному сообществу юридических лиц – в наличные, путем инкассации наличных денежных средств с рынков города Москвы и других городов РФ, полученных от различных предпринимателей, и терминалов мгновенной оплаты, который представлял собой оговоренный заранее процент от суммы обналичиваемых средств. Тем самым совершили преступления, предусмотренные ч. 1 и 2 ст. 210 УК РФ, п. «а», «б» ч. 2 ст. 172 УК РФ.

Общий объем уголовного дела составил более 250 томов, число обвиняемых 15 человек, 6 из которых со стадии предварительного расследования находились под стражей в СИЗО, на протяжении 3 лет. А общий срок предварительного и судебного следствия составил около 4 лет.

В 2018 году шесть обвиняемых, находившихся под стражей около 3 лет и содержащихся в СИЗО, были отпущены в зале суда. В приговоре Симоновского районного суда г. Москвы обвиняемым были зачтены сроки содержания под стражей и всем подсудимым были назначены условные сроки наказания.

Согласно Постановлению Симоновского районного суда г. Москвы, в ходе судебных прений государственный обвинитель отказалась от обвинения по ч. 1 и 2 ст. 210 УК РФ (создание и участие в преступном сообществе) в отношении всех подсудимых, указывая, что в ходе судебного следствия не установлены обстоятельства, бесспорно свидетельствующие о наличии в данной организованной группе сложной внутренней структуры и увеличенный масштаб ее работы, в связи с чем, объективно имеется лишь признак «организованная группа» по ч.2 ст. 172 УК РФ, а не преступное сообщество – ст. 210 УК РФ. По мнению государственного обвинителя, вывод органа предварительного расследования о наличии в действиях подсудимых состава преступления, предусмотренного ч. 1, 2 ст. 210 УК РФ, не подтвержден исследованными в ходе судебного разбирательства доказательствами.

Проверив материалы уголовного дела, Симоновский суд пришел к выводу о необходимости прекращения уголовного преследования в части обвинения по ч. 1 и 2 ст. 210 УК РФ в отношении всех подсудимых. Как верно указано судом, по смыслу действующего уголовного закона, решая вопрос о виновности лиц совершении преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ, надлежит учитывать, что исходя из положений ч. 4 ст. 35 УК РФ преступное сообщество отличается от иных видов преступных групп, в том числе организованной группы, более сложной внутренней структурой, наличием цели совместного совершения тяжких и особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды, а так же возможностью объединения двух или более организованных групп с той же целью.

Однако, обвинение в части ст. 210 УК РФ не нашло свое объективное подтверждение исходя из доказательств, представленных органом следствия, подробно исследованных в судебном заседании.

На протяжении предварительного и судебного следствия мною и командой квалифицированных адвокатов: Зинурова А.З., Мугалимова С.Н., Глухова А.Н., Губейдуллина Р.Р., Ахильгова К.С., Алистратова А.Н., Старовойтова П.В., Первова А.И., Доля Б.Г., Ефименко А.С. и другими адвокатами, была проделана колоссальная работа по защите прав и законных интересов подзащитных. Огромное количество ходатайств и заявлений о прекращении уголовных преследований, об исключении доказательств, о возврате уголовного дела на дополнительное расследование, о проведении повторных судебных экспертиз, о проведении допросов и очных ставок, об истребовании доказательств, запросы в ЦБ РФ, в Министерство Финансов РФ, а также много другое, это лишь малая часть проделанной работы адвокатов, которая привела к общей победе и прекращению ст. 210 УК РФ. Для меня лично было большой честью работать с такими профессионалами, в результате чего прокуратура г. Москвы и суд согласились с нашими доводами.

В ходе расследования настоящего уголовного дела по мнению защиты, была выявлена неполнота предварительного следствия, а также отсутствие объективных доказательств, подтверждающих вину подсудимых. Неверно дана юридическая оценка и квалификация преступлений. На стадии судебного следствия стороной защиты неоднократно обращалось внимание на имеющиеся в материалах дела требование прокурора г. Москвы об устранении нарушений федерального законодательства. Как верно указывал заместитель Прокурора г. Москвы в своем требовании, на протяжении всего срока расследования уголовного дела, в нарушении требований ст. 6.1 и ст. 21 УПК РФ следователем не осуществлялось уголовное преследование целого ряда лиц, причастных к совершению преступления. Более того распоряжении защиты имелись достоверные сведения о совершении вышеуказанных преступлений иными лицами, которые по непонятным основаниям остались свидетелями и не были привлечены к уголовной ответственности.

Адвокатами так же были выявлены нарушения уголовно-процессуального закона, такие как:


- разъяснения прав обвиняемым, предусмотренные ст. 47 УПК РФ были предъявлены в недействующей редакции, тем самым нарушая положения ст. 2 Конституции РФ;

- в нарушении приказов МВД России № 776, Минобороны России № 703, ФСБ России № 509, ФСО России № 507, ФТС России № 1820, СВР России № 42, ФСИН России № 535, ФСКН России № 398, СК России № 68 «Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов ОРД», УЭБиПК ГУ МВД Росси по г. Москве к сопроводительным письмом в адрес ГСУ были приложены Постановления о предоставлении и рассекречивании результатов ОРД, однако в ходе их изучения было установлено, что не все рассекреченные материалы были представлены следователю в полном объеме;

- не в полном объеме к материалам уголовного дела были приобщены выписки из стенограмм (ПТП) различных абонентов сотовых связей;

- в нарушении п.12 вышеназванной инструкции о порядке предоставления результатов ОРД, в адрес следствия не были переданы копии судебных решений о разрешении прослушивания телефонных переговоров подсудимых, что существенно нарушило право граждан на тайну переписки и телефонных переговоров;

- в некоторых сопроводительных письмах и постановлениях из УЭБиПК в ГСУ указано, что выписки из стенограмм по абонентским номерам являются не секретными, что является прямым нарушением Закона РФ № 5485-1 «О государственной тайне», поскольку данные выписки содержат сведения о телефонных переговорах и соответственно должны быть засекречены, что сделано не было;

- в материалах дела содержались зашифрованные сводки ПТП, в которых были зафиксированы телефонные переписки подсудимых, при этом отсутствовали сведения, каким образом данные сводки появились в деле. В постановлениях о рассекречивании и предоставлении, равно как и в сопроводительных письмах, органом дознания (УЭБиПК) указанные сводки в адрес следствия не направлялись, что является прямым нарушением ч.2 ст. 50 Конституции РФ, а также ч.3 ст. 7 УПК РФ, что влечет за собой признание таких доказательств недопустимыми;

- от следователя, в установленном законом порядке и сроках не были получены ответы на все заявленные ходатайства защиты, не произведены необходимы запросы в компетентные органы, не допрошены все свидетели, которые были заявлены защитниками на стадии предварительного расследования;

- следователем полностью проигнорированы ходатайства защиты о проведении повторной судебной бухгалтерской экспертизы, о получении подсудимыми дохода от незаконной банковской деятельности, исходя из процента комиссии удерживаемого при банковских транзакциях и перечислениях исходя из сведений, полученных в ходе прослушивания ПТП (прослушивание телефонных переговоров). Процент, называемый в данных ПТП озвучивался гораздо меньший, нежели предъявленный обвиняемым в Постановлении о привлечении в качестве обвиняемого;

- ряд компаний, включенных следствием в перечень организаций, как «фирмы-однодневки», посредством которых, по мнению следователя, осуществлялись незаконные банковские операции, в ходе судебного следствия, были установлены как действующие в рамках действующего законодательства и не подпадающие под признаки фиктивности или номинальности;

- в нарушении ст. 86 УПК РФ следователем в офисах компаний были изъяты предметы и документы, которые в последующем не были признаны вещественными доказательствами, а также не были возвращены их законным владельцам, в связи с утерей; - в процессе ознакомления
с материалами уголовного дела защитой установлено, что предварительное следствие по уголовному делу произведено не в полном объеме, достаточных
доказательств, подтверждающих вину в инкриминируемых подсудимым деяниях, предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 210 УК РФ не имеется, что в последующем выразилось в прекращении уголовного преследования по ст. 210 УК РФ и отказом прокурора от обвинения.

- в ходе судебного следствия, защитниками (адвокатами) было установлено, что фактически ряд подсудимых не могли осуществлять банковские операции «по открытию и ведению банковских счетов физических и юридических лиц», «по осуществлению переводов денежных средств по поручению физических и юридических лиц», так как они не относились к числу лиц, указанных в нормативных актах (учредители кредитных организаций, руководители ее исполнительных органов, главный бухгалтер), то есть фактически не могли являться субъектом указанных преступлений.


Как мы знаем совсем недавно, в июле 2019 года депутат Госдумы Рифат Шайхутдинов повторно инициировал внесение изменений в ст. 210 УК РФ об организации преступного сообщества. Как видно из пояснительной записки к законопроекту, органами предварительного расследования и судами широко распространена практика предъявления обвинения по ст. 210 УК РФ в отношении предпринимателей. По мнению депутата, делается это зачастую лишь
для того, чтобы «внешне в строго в рамках закона обходить прямой запрет, установленный ст. 108 УПК РФ (арест за преступления в сфере предпринимательской деятельности) и применять в отношении указанных лиц меру пресечения в виде заключения под стражу. А учитывая, что экономические преступления (ст.ст. 172, 174 159), предъявляемые в купе со ст. 210 УК РФ, относятся к категории особо тяжких, практически исключает вероятность избрания меры пресечения, не связанного с реальным лишением свободы, то есть по таким составам говорить об избрании домашнего ареста или подписки о невыезде говорить не приходится.


Во избежание случаев злоупотребления со стороны следственных и судебных органов, депутаты предлагают установить запрет дополнительной квалификации по делам экономической направленности. По мнению законодателей, под уголовное преследование могут попасть лица, которые попросту учредили коммерческую организацию и прямого отношения к ней не имели (номинальные учредители и руководители).

Схожей точки зрения придерживается и мэтр адвокатуры – вице президент Адвокатской палаты г. Москвы Генри Маркович Резник. «Статья 210 была эффективна в 1990 годах. Сейчас она фактически исчерпала себя и зачастую является лишь инструментом давления на подозреваемых и обвиняемых,
которым в обмен на признание вины по другим статьям обещают ее снять. В итоге нередки случаи, когда невиновные бизнесмены просто оговаривают себя», - отметил Резник.


Безусловно встречаются случаи, когда под прикрытием предпринимательской деятельности совершаются преступления, в том числе охватываемые умыслом ст. 210 УК РФ, которым законная предпринимательская деятельность не сопутствует, либо сопутствует в незначительной степени. Например, когда под видом банковской деятельности совершается мошенничество в отношении вкладчиков либо дольщиков, а также преступления, относящиеся финансовым пирамидам. В таких случаях такие преступления не могут быть признаны совершенными в сфере предпринимательской деятельности, а потому могут быть одновременно влечь за собой ответственность по ст. 210 УК РФ.

По мнению, профессора юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова – профессора Яни П.С., «Данная проблематика будет решена, если определить в законе, что следует понимать под совершением не влекущих ответственность по ст. 210 УК РФ преступлений в сфере предпринимательской деятельности, т.е. при непосредственной связи преступления с законной деятельностью, отвечающей критериям предпринимательства, специальным субъектом: членом органа управления коммерческой организации, лицом, фактически выполнявшим обязанности руководителя такой организации».

Однако не смотря на многочисленные попытки правозащитников, свести правоприменительную практику ст. 210 УК РФ к тому толкованию, который в нее закладывал законодатель, то есть применять в целях борьбы с уголовными авторитетами, наркомафией и террористическими организациями, на сегодняшний день статья 210 до сих пор представляет опасность для российского бизнеса.


Смогут ли законодатели возвратить статью 210 УК РФ под юрисдикцию присяжных заседателей и преодолеть силовое лобби, пока остается не решенной проблемой, но то что попытки правозащитников справиться и побороть зачастую абсурдное правоприменение данной нормы не прекращаются, оставляет за собой надежду на скорое решение данной проблемы.

Адвокат Зинуров А.З.

Прикрепленные файлы и документы

# Название файла Описание Уровень доступа Стоимость доступа Скачать
1 1.jpg без описания Для всех Бесплатно
2 2.jpg без описания Для всех Бесплатно
3 3.jpg без описания Для всех Бесплатно
4 4.jpg без описания Для всех Бесплатно
5 5.jpg без описания Для всех Бесплатно
6 6.jpg без описания Для всех Бесплатно
7 7.jpg без описания Для всех Бесплатно

Вы сможете оставить комментарий только после авторизации на сайте

Комментарии пользователей (3)

Зинуров Александр, 24.01.2020 12:03 Эксперт портала

Спасибо коллеги

Шабаева Ольга, 28.12.2019 22:10 Эксперт портала

отличная работа!

Федосов Виктор, 26.12.2019 11:24 Эксперт портала

Поздравляю, коллеги! Смогли достучаться до прокуратуры. Видно, что подробно разобрали это дело

Мы в социальных сетях

Наши партнеры

24pravo.ru 24pravo.ru

24pravo.ru




Наш адрес

г. Москва, ул. 3-я Мытищинская, д.10 стр. 8 этаж 4 офис 417

Поделитесь ссылкой с друзьями!