Переквалификация ст. 290 (Взятка) на ст. 286 (Превышение должностных полномочий). Прекращение ст. 290 УК РФ. Как прекратить взятку и изменить категорию преступления

Переквалификация ст. 290 (Взятка) на ст. 286 (Превышение должностных полномочий). Прекращение ст. 290 УК РФ. Как прекратить взятку и изменить категорию преступления

24pravo.ru

11 апреля 2019 года Старший следователь отдела по расследованию особо важных дел следственного управления по Восточному административному округу Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по городу Москве, рассмотрев материалы проверки из ОЭБиПК УВД по ВАО ГУ МВД России по г. Москве, возбудил уголовное дело в отношении нашего доверителя А, по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 5 ст. 290 УК РФ (2 эпизода получения взятки группой лиц по предварительному сговору), то есть в совершении особо тяжкого преступления, наказание за которое предусмотрено в виде лишения свободы на срок от 7 до 12 лет лишения свободы в колонии строгого режима, со штрафом в размере до шестидесятикратной суммы взятки.

Как полагало следствие, наш подзащитный А, состоящий с 2005 по 2017 г. г. в должности руководителя Бюро – Филиала ФКУ «ГБ МСЭ по г. Москве» Минтруда России, являясь должностным лицом, в период времени с 01.01.2016 г. по 16.05.2016 г., с целью незаконного корыстного обогащения, принял решение, с помощью занимаемого им должностного положения, о получении взятки в виде наличных денежных средств от лиц, желающих в нарушение требований законодательства РФ установить себе инвалидность без явки на медико-социальную экспертизу и путем не проведения ее в установленном законодательством РФ порядке, то есть за незаконные действия, выражающиеся в способствовании получения указанным лицам содержащих недостоверные сведения документов об установлении им инвалидности. С целью реализации преступного умысла, А вступил в преступный сговор с неустановленными лицами из числа сотрудников Бюро, склонил в качестве посредника ранее знакомую ему Г., после чего в ходе личной встречи с Г., получил от последней, действующей в интересах Ш(1) и Ш(2), денежные средства в размере 60 000 рублей в качестве взятки за установление указанных лиц инвалидами, путем внесения недостоверных сведений в документы на имя Ш(1) и Ш(2), а именно в акты медико-социальной экспертизы, протоколы проведения медико-социальной экспертизы, индивидуальные программы реабилитации или абилитации инвалида, справок об установлении инвалидности Ш(1) и Ш(2).


Продолжая реализацию своего преступного умысла, направленного на получение взяток от Ш(1), Ш(2), а так же иных лиц которые в последующем были установлены следственными органами, А вносил недостоверные сведения в документы лиц, нуждающихся в получении справок об инвалидности, а именно в акты медико-социальной экспертизы, проколы проведения медико-социальной экспертизы, справки об установлении инвалидности, при этом будучи руководителем Бюро, проверял правильность внесенных в них недостоверных сведений и подписывал их от своего имени.


Таким образом, А действуя совместно с неустановленными соучастниками группой лиц по предварительному сговору, получал взятки от различных лиц, (эпизоды преступной деятельности по ч. 5 ст. 290 УК РФ), за выдачу справок, подтверждающих факт установления инвалидности без явки на медико-социальную экспертизу и путем не проведения ее в установленном законодательстве РФ порядке.


12 апреля 2019 года, по ходатайству следователя, Преображенским районным судом г. Москвы, в отношении нашего подзащитного, с учетом характера и степени общественно опасности, была избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, со всеми запретами и ограничениями, установленными законодателем. Стоим особо отметить, что нашему подзащитному А 1956 года рождения, пенсионеру, который к тому же сам является инвалидом и с трудом передвигается, было отказано в прогулках, ссылаясь на то, что он может скрыться от следствия. И это пенсионеру который как в последующем выяснится вообще не совершал особо тяжкого преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 290 УК РФ. В последующем данная мера пресечения будет неоднократно продлеваться (до 12 месяцев) в том же Преображенском суде, а на все имущество (квартира, дом, земельный участок) А будет наложен арест, по стоимости явно превышающие возможный, в случае признания А виновным, штраф. Удивительно как в один момент, человек не имеющий отношения к совершению особо тяжкого преступления, может оказаться заложником системы и несостоятельности следственных органов.

Вся доказательная база Следственного комитета строилась на показаниях лиц, получавших инвалидность без реального прохождения МСЭ (медико-социальный экспертизы) в вверенном нашему доверителю Бюро. Но самое интересное, что 90 % всех этих лиц, признавшихся и заявивших следствию, что платили неким посредникам денежные средства, за получение справок об инвалидности, для дальнейшей передачи нашему доверителю А в, действительности являются инвалидами и пенсионерами. Тогда возникает вопрос, зачем платить за справки об инвалидности, если ты и так им являешься. На этот вопрос все свидетели (потенциальные взяткодатели) внятного нам ответа, в ходе очных ставок дать не смогли. Более никаких доказательств у обвинения нет и не было. То есть, вся доказательная база по особо тяжкому составу ст. 290 УК РФ (получение взятки) строилась на показаниях непонятных «свидетелей».
Эти «ключевые свидетели» обвинения, постоянно путаясь в своих показаниях на очных ставках с А, на все наши вопросы, такие как: «Видели ли Вы когда-либо нашего подзащитного А в лицо» или «Опишите посредника кому Вы передавали деньги», с выпученными глазами в сторону следователя, и как бы ожидая ответа от него самого или дожидаясь, что следователь отведет данный вопрос, не понимая, что происходит, вынужденно отвечали: «Нет, А мы никогда не видели» и что напротив сидящего мужчину вообще видят впервые. По выражению лица следователя было понятно, что такой ответ «свидетелей» ему явно не по душе и не по делу.


Вопросы защитников «свидетелям – взяткодателям», как бы признавшим свою вину и по всей видимости лишь поэтому не привлеченным по ст. 291 УК РФ (Дача взятки), ставя в неудобное положение «свидетелей», нарочито отводились следователем как неудобные, но были вынуждены вноситься в протокол очных ставок.


И на аналогичных показаниях свидетелей будет строиться все обвинение по множеству эпизодов в особо тяжких преступлениях, наказание за которое предусмотрено законом до 12 лет лишения свободы.


Было и еще одно «неопровержимое» доказательство причастности нашего доверителя А в совершенном преступлении, это явка с повинной некой Ж (фамилии скрыты), являвшейся посредником при передаче денег между «свидетелями-взяткодателями» и нашим подзащитным А. Так вот эта Ж самостоятельно в 2019 году явилась в следственные органы и написала явку с повинной, сообщив, что в 2016 году якобы участвовала в качестве посредника при передаче А взятки за получение справок об инвалидности без прохождения медико-социальной экспертизы. Именно ее явка с повинной, спустя 3 года и явилась основанием для возбуждения уголовного дела.


Однако, согласно Постановлению следователя от 11.04.2019 г. о выделении в отдельное производство материалов уголовного дела, а также Протокола допроса свидетеля Ш(1) от 09.08.2018 г. по ранее возбужденному уголовному делу, в последующем прекращенному, проведенного старшим следователем Г., откомандированным в СУ по ВАО ГСУ СК РФ по г. Москве, установлено, что допрошенная в качестве свидетеля Ш(1), 09 августа 2018 г. сообщила следствию о передачи денежных средств (взятки) от себя и своего мужа в размере 60 000 рублей, за справки об установлении инвалидности через посредника Ж (той самой которая написала явку с повинной), для последующей передачи их (денежных средств) сотрудникам Бюро – филиала ФКУ ГБ МСЭ по г. Москве.
В своем допросе в качестве свидетеля от 09 августа 2018 года Ш(1) указывает, что неоднократно в период времени с 2015 г. по 2017 г. лично встречалась с Ж и созванивалась с ней по мобильному телефону (указан номер). Указанный мобильный телефон Ж не меняла, а также подтверждает и указывает его в своих анкетных данных, в ходе допроса в качестве свидетеля от 11.04.2019 г.


Тем самым, Старшему следователю ОРОВД СУ по ВАО ГСУ СК России по г. Москве, 11.04.2019 г. на момент возбуждения уголовного дела и принятия его к своему производству уже было известно о возможном совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 5 ст. 290 УК РФ (получение взятки), о преступлениях, предусмотренных ст. 291 УК РФ (дача взятки) в отношении Ш(1) и Ш(2), а также о том, что посредником в совершении указанного преступления могла выступать Ж, в действиях которой могут усматриваться признаки преступления, предусмотренного ст. 291.1 УК РФ (посредничество во взяточничестве).


Согласно Постановлению Пленума Верховного суда № 24 от 09 июля 2013 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях», указано, что:

Обещание или предложение посредничества во взяточничестве считается оконченным преступлением с момента совершения лицом действий (бездействия), направленных на доведение до сведения взяткодателя и (или) взяткополучателя информации о своем намерении стать посредником во взяточничестве. По смыслу закона, если лицо, обещавшее либо предложившее посредничество во взяточничестве, впоследствии совершило преступление, предусмотренное частями 1- 4 статьи 291.1 УК РФ, содеянное им квалифицируется по соответствующей части этой статьи как посредничество во взяточничестве без совокупности с частью 5 статьи 291.1 УК РФ. (п.26 Постановления).


К числу обязательных условий освобождения от уголовной ответственности за совершение преступлений, предусмотренных статьями 291, 291.1 и частью 1 или частью 2 статьи 204 УК РФ, в силу примечаний к указанным статьям относятся добровольное сообщение после совершения преступления о даче взятки, посредничестве во взяточничестве либо коммерческом подкупе органу, имеющему право возбудить уголовное дело, а также активное способствование раскрытию и (или) расследованию преступления.
Сообщение (письменное или устное) о преступлении должно признаваться добровольным независимо от мотивов, которыми руководствовался заявитель. При этом не может признаваться добровольным сообщение, сделанное в связи с тем, что о даче взятки, посредничестве во взяточничестве или коммерческом подкупе стало известно органам власти.


Однако, несмотря на то обстоятельство, что следствием уже были известны факты о возможных совершенных преступлениях, предусмотренных ст.ст. 290, 291, 291.1 УК РФ, а также о конкретных лицах, возможно совершивших указанные преступления, в нарушение норм действующего законодательства, старшим следователем ОРОВД СУ по ВАО ГСУ СК России по г. Москве 11.04.2019 года было принято заявление от Ж и составлен протокол явки с повинной, где Ж добровольно сообщает о совершенном ей преступлении, предусмотренного ст. 291.1 УК РФ. (Посредничество во взяточничестве).
Учитывая эти обстоятельства, изучив материалы уголовного дела и нормы действующего законодательства по делам о взяточничестве, стороной защиты были написаны жалобы на имя прокурора г. Москвы и Генеральной Прокуратуры РФ, о том, что защита полагает, что явку с повинной Ж нельзя считать добровольной, поскольку она сделана по инициативе органов предварительного расследования. Лица, давшие взятку, посредник, уже были выявлены оперативным и следственным путем в 2018 году, а также признаются в содеянном.

При добровольном сообщении о совершенном преступлении взяткодателя или посредника другие участники в даче взятки (посредники, соисполнители, организаторы, подстрекатели, пособники) от уголовной ответственности не освобождаются, за исключением случаев, когда такое сообщение не сделано от имени всех соучастников или по договоренности с ними. Точно так же не освобождается от ответственности взяткодатель, если добровольное сообщение сделано одним из его соучастников самим по себе.


И вот Прокуратура г. Москвы, услышав наши доводы, перевесила чашу весов Фемиды на сторону защиты, что как мы понимаем бывает не часто.
Так, 26 августа 2019 года Прокуратура ВАО г. Москвы направила руководителю СУ по ВАО ГСУ СК России по г. Москве, требование о устранении нарушений федерального законодательства, допущенных СУ по ВАО ГСУ СК России по г. Москве при производстве расследования по уголовному делу.

5e4f9a1ba63d2.jpg


Согласно изученным прокурором материалов уголовного дела, установлено, что решение о предъявлении обвинения А по ч. 5 ст. 290 УК РФ принято преждевременно, без установления всех фактических обстоятельств произошедшего.
Указанные в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого обстоятельства, а именно факт передачи денежных средств в сумме 60 тыс. руб. Ж, а также дальнейшей их передаче А., объективно ничем не подтверждены. Факт передачи денежных средств Ж от (Ш1) и Ш(2) следствием не установлен, документального подтверждения этому в материалах дела не имеется, а изложенные в предъявленном обвинении А факты, являются
предположением следователя.


Единственным доказательством, обосновывающим предъявленное А обвинение послужили показания Ж. При этом указанные денежные средства в ходе оперативно-розыскных мероприятий и предварительного следствия не изъяты, т.е. предмет взятки следствием не установлен.

В соответствии с действующем федеральным законодательством под получением взятки следуем понимать реальное обладание врученными должностному лицу материальными ценностями, в связи с чем получение взятки признается оконченным преступлением с момента принятия должностным лицом того или иного материального вознаграждения.
Согласно добытым следствием доказательствам, факт принятия А от Ж денежных средств в размере 60 тыс. руб. не установлен и носит предположительный характер, является не подтвержденной материалами дела версией следствия. Изложенное свидетельствует о том, что постановление от 12.04.2019 г. о привлечении А в качестве обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 5 ст. 290 УК РФ, не соответствующим требованиям ч. 1 ст. 171 УПК РФ.


Прокуратура ВАО г. Москвы потребовала устранить выявленные нарушения, принять решение, основанное на законе. Безотлагательно рассмотреть данное требование, принять конкретные меры, направленные на устранение выявленных нарушений закона, причин и условий, им способствовавших,
недопущение их впредь. Взять на контроль ход и результаты расследования.
В результате данного требования, 07.02.2020 г. Заместителем руководителя следственного управления по ВАО ГСУ СК России по г. Москве, следователю были даны указания в порядке п. 3 ч. 1 ст. 39 УПК РФ о переквалификации действий обвиняемого А с ч. 5 ст. 290 на ч. 1 ст. 286 УК
РФ (Превышение должностных полномочий).

5e4f9a6c5b78f.jpg

07 февраля 2020 года, следователем по особо важным делам отдела по расследованию особо важных дел СУ по ВАО ГСУ СК России по г. Москве было вынесено Постановление о квалификации действий обвиняемого А. по ч. 1 ст. 286 УК РФ (Превышение должностных полномочий).


Как указано в данном Постановлении о квалификации, А в соответствии с должностной инструкцией руководителя филиала - Бюро ФКУ «ГБ МСЭ по г. Москве» Минтруда России, А осуществлял: организацию работы филиала; контроль за деятельностью врачей-экспертов; участие в заседаниях врачей экспертных комиссий; принятие решений бюро по результатам проведения медико-социальной экспертизы; проверка комплектности и качества подготовленных специалистами бюро документов при принятия решения по результатам экспертизы; установление с составе специалистов, принимающих экспертное решение, факта наличия инвалидности; формирование протокола проведения медико-социальной экспертизы и составление акта; оформление и выдача справки по инвалидности; руководство работниками филиала-бюро.


Таким образом, по мнению следствия А, являясь должностным лицом, осознавал, что обязан соблюдать порядок, установленный федеральным законодательством РФ.


Согласно ст. 1 ФЗ-181 «О социальной защите инвалидов в РФ, инвалидом является лицо, которое имеет нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленной заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению жизнедеятельности и вызывающее необходимость его социальной защиты. Признание лица инвалидом осуществляется федеральным учреждением медико-социальной
экспертизы, порядок и условия признания лица инвалидом устанавливаются Правительством РФ. Медико-социальная экспертиза осуществляется федеральными учреждениями медико-социальной экспертизы.


Согласно п. 20 Правил признания лица инвалидом медико-социальная экспертиза гражданина проводится в бюро по месту жительства (по месту пребывания, по месту нахождения пенсионного дела инвалида, выехавшего на постоянное жительство за пределы РФ).
Согласно п. 23 Правил признания лица инвалидом медико-социальная экспертиза может проводиться на дому, в случае, если гражданин не может явиться в бюро по состоянию здоровья.
Согласно п. 25 Правил признание лица инвалидом медико-социальная экспертиза (МСЭ) проводится специалистами путем обследования гражданина, изучения представленных им документов, анализа социально-бытовых, профессионально-трудовых, психологических и других данных гражданина.
Согласно п. 25 Правил признания лица инвалидом при проведении МСЭ гражданина ведется протокол.
Согласно п. 28 Правил признания лица инвалидом решение о признании гражданина инвалидом либо об отказе в признании его инвалидом принимается простым большинством голосов специалистов, проводивших МСЭ, на основе обсуждения результатов его МСЭ.
Решение объявляется гражданину в присутствии всех специалистов.
Согласно п. 29 Правил признания лица инвалидом по результатам МСЭ гражданина составляется акт, который подписывается руководителем соответствующего бюро и специалистами, принимавшими решение, а затем заверяется печатью. Персональная ответственность за хранение, выдачу и учет бланков справок МСЭ возлагается на руководителей Бюро-филиалов СМЭ.


Таким образом А нес персональную ответственность за учет бланков строгой отчетности, выдаваемых Бюро. По версии следствия, 11.04.2016 г. в Бюро, неустановленным следствием способом поступило заявление от имени Ш(1) о предоставлении услуги по проведении МСЭ, со всеми необходимыми приложениями к нему, включая копию паспорта Ш(1), страхового свидетельства Ш(1), а так же подложное направление на МСЭ организацией, оказывающей лечебно-профилактическую помощь, якобы выданное 01.04.2016 г. ГБУЗ «Городская поликлиника №». Далее А в период времени с 11.04.2016 по 26.04.2016 г., находясь в служебном помещении Бюро, действую умышленно, осознавая, что Ш(1) не явился для прохождения МСЭ, не обследовался специалистами вышеуказанного Бюро, а оснований для проведения МСЭ заочно не имеется, достоверно зная, что установления факта наличия инвалидности возможно
при наличии особых обстоятельств, указанных в п. 25 Правил признания лица инвалидом, а именно при проведении специалистами обследования гражданина, изучения представленных им документов, анализа социально-бытовых, профессионально-бытовых, соответствующих графах, то есть утвердил каждый документ, как руководитель Бюро, акт МСЭ гражданина, протокол проведения МСЭ гражданина в федеральном государственном учреждении МСЭ №, а так же выписку из акта освидетельствования гражданина, признанного инвалидом и проставил в указанных документах оттиск печати Бюро, зная о том, что внесенные в данные акт, протокол и выписку сведения являются ложными, то есть совершил действия, явно выходящие за пределы его полномочий, которые никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать. На основании вышеуказанной выписки из акта освидетельствования Ш(1), не являющемуся в действительности инвалидом и не имеющему правовых оснований для получения этого статуса, в период с 01.06.2016 по 30.06.2017 начислены выплаты страховой пенсии по инвалидности и ежемесячные денежные выплаты на общую сумму более 98 тыс. рублей. Аналогичным образом, по мнению следователя, поступило заявление и была оформлена инвалидность на Ш(2).


Обобщая вышеуказанные доводы, следствие ВАО СК России по г. Москве пришло к выводу, что в действиях А усматриваются признаки составов преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 286 УК РФ. (Превышение должностных полномочий, то есть совершение должностным лицом действий, явно
выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства).

5e4f9a984f31f.jpg


Безусловно для нас как защитников законных прав и интересов обвиняемого А, данная переквалификация с особо тяжкого состава (ч. 5 ст. 290 УК РФ) на преступление средней тяжести (ч. 1 ст. 286 УК РФ) уже является победой, но по сути, как мы полагаем в действиях А, в целом не усматриваются признаков составов преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 286 УК РФ.

Неоспоримым является то, что согласно Постановлению Пленума Верховного суда РФ № 19 от 16.10.2009 г. «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий», наш доверитель А является должностным лицом. Однако в соответствии с п. 14 настоящего Пленума, не могут быть признаны преступными деяния должностного лица, связанные с использованием служебных
полномочий, повлекшие причинение вреда, охраняемым уголовным законом интересам, если они были совершены во исполнение обязательного для него приказа или распоряжения (ст. 42 УК РФ).


Дело в том, что наш доверитель действовал в соответствии с Конституцией РФ, федеральными конституционными законами, федеральными законами, в том числе Федеральным законом от 24.11.1995 г. № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в РФ», постановлениями Правительства РФ, в том числе постановлением Правительства РФ от 20.02.2006 г. № 95 «О порядке и условиях признания лица инвалидом», приказами Министерства труда и социальной защиты РФ, в том числе приказом Министерства труда и социальной защиты РФ от 29.01.2014 г. № 59Н «Об утверждении Административного регламента по предоставлению государственной услуги по проведению МСЭ», приказом Министерства труда и социальной защиты РФ от 11.10.2012 № 310н «Об утверждении порядка организации и деятельности федеральных государственных учреждений МСЭ». В соответствии с должностной инструкцией, утвержденной 12.01.2015 руководителем ФКУ «ГБ МСЭ по г. Москве» Минтруда России, А осуществлял организацию работы филиала, участвовал во всех заседаниях экспертных комиссий, коллегиально принимал законные решения по результатам проведения МСЭ, по окончанию и в ходе которого составлял все необходимые протоколы и акты. Все решения при проведении МСЭ проводились строго в присутствии гражданина – заявителя о предоставлении услуги по проведению МСЭ. Случаев, когда МСЭ проводилось в отсутствие гражданина - заявителя никогда не было и быть не могло.


В Постановлении о привлечении в качестве обвиняемого А, указано, что заявления о предоставлении услуги по проведении МСЭ (медико-социальной экспертизы), а также копии паспортов и страховых свидетельств заявителей, поступали в Бюро – филиал ФКУ «ГБ МСЭ» по г. Москве, неустановленным следствием способом, а подложные направления на МСЭ якобы выдавались городскими поликлиниками, которые как в последующем было установлено следственными органами, не выдавались.


Согласно п. 24 Правил признания лица инвалидом, утвержденных постановлением Правительства РФ от 20.02.2006 г. № 95 «О порядке и условиях признания лица инвалидом» Медико-социальная экспертиза проводится по направлению на медико-социальную экспертизу, поступившему из медицинской организации, органа, осуществляющего пенсионное обеспечение, или органа социальной защиты населения, а также по заявлению о проведении медико-социальной экспертизы, поданному гражданином (его законным или уполномоченным представителем) в бюро.


Согласно п. 25 Правил, МСЭ проводится специалистами путем обследования гражданина, изучения представленных им (заявителем) документов. Таким образом у специалистов, включая руководителей Бюро-филиала ФКУ «ГБ МСЭ, каковым является наш доверитель А, отсутствует как правовая, так и фактическая возможность проверять достоверность направлений на МСЭ, на основании которых в ходе проведения экспертизы устанавливается инвалидность. То есть А, не мог знать о том, что такие направления могут быть подложными, а сами граждане – заявители о их подложности в ходе проведения МСЭ не заявляли.


Все решения МСЭ объявлялись гражданам, проходившим медико-социальную экспертизу, в соответствии с п. 28 Правил, в присутствии всех специалистов, проводивших медико-социальную экспертизу, которые в случае необходимости давали по нему разъяснения.


Равным образом, исходя из положений ст.ст. 24, 25 УК РФ, должен решаться вопрос, связанный с наличием умысла обвиняемого А. Виновным в преступлении должно быть признано лицо, совершившее деяние умышлено или по неосторожности.
Наш доверитель А, как видно из материалов уголовного дела, не совершал действий, которые явно выходят за пределы предоставленных ему полномочий, поскольку как указано выше данные полномочия были закреплены за А, в соответствии с его должностной инструкцией, за пределы которой, а также пределы других Федеральных законов и подзаконных актов он не выходил.

А не предвидел наступление последствий в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства и не желал наступления этих последствий, равно как и не относился безразлично к их наступлению. То есть не совершал преступлений, предусмотренных ст. 286 УК РФ.


С уважением,


Адвокат Зинуров А.З. +7(925)- 082-52-10
Адвокат Федосов В.И. +7(966)-388-77-22

Прикрепленные файлы и документы

# Название файла Описание Уровень доступа Стоимость доступа Скачать
1 Жалоба Прокурору для статьи.docx без описания Для всех 2999 руб.
2 Переквалификация ст. 290 _Взятка_.pdf без описания Для всех Бесплатно

Вы сможете оставить комментарий только после авторизации на сайте

Комментарии пользователей (0)

Пока нет комментариев

Мы в социальных сетях

Наши партнеры

24pravo.ru 24pravo.ru

24pravo.ru




Наш адрес

г. Москва, ул. 3-я Мытищинская, д.10 стр. 8 этаж 4 офис 417

Поделитесь ссылкой с друзьями!