Уголовная ответственность за обналичивание денег. Как защищаться от обвинений

Уголовная ответственность за обналичивание денег. Как защищаться от обвинений

24pravo.ru

Обналичивание денег появилось практически сразу с началом новой экономики, хотя было известно еще в СССР.

Под обналичиванием обычно понимают перевод денег по фиктивным договорам на банковские счета фирм-однодневок для последующего снятия их в банках за исключением процента субъекта, который предоставил свои услуги по обналичиванию. При этом сегодня налоговые и правоохранительные органы могут посчитать обналичиванием любую, даже реальную сделку, по которой деньги перешли компании с признаками фирмы-однодневки.


Кредитное мошенничество: законодательство, позиции ВС РФ и практика


До недавнего времени правоохранители и суды квалифицировали обналичивание как незаконную предпринимательскую деятельность (ст.171 УК). Поскольку максимальное наказание по данной статье до 5 лет лишения свободы, она относится к преступлениям средней тяжести. Однако сейчас из-за нестабильной экономической ситуации обналичивание квалифицируется как незаконная банковская деятельность (ст.172 УК), наказание за которую суровее (до 7 лет). Далее в статье проанализируем вопросы:

  • насколько обоснована квалификация обналичивания по ст.172 УК;
  • какие ошибки допускают органы расследования по уголовным делам по ст.172 УК;
  • как ошибки следствия может использовать защита.

Оспаривание квалификации обналичивания как незаконной банковской деятельности

Судебная практика показывает, что действия обнальщиков зачастую квалифицируют как незаконную банковскую деятельность по ст.172 УК. Можно ли оспорить такую квалификацию? Как практикующий адвокат, имеющий опыт по таким уголовным делам, автор может сказать что да.

Свою позицию о квалификации по ст.172 УК обвинение формирует исходя из общей судебной практики, так как на данный момент нет разъясняющих документов Верховного Суда РФ. Незначительным заделом в пользу квалификации обналичивания денежных средств по ст.172 УК на данный момент является постановление Московского городского суда от 16.04.2019 № 4у-0569/19. Мосгорсуд определил:

«По смыслу уголовного закона, сфера применения ст. 172 УК РФ - это деятельность предпринимательских структур и действующих под их прикрытием физических лиц, незаконно осуществляющих законодательно регламентированные виды банковской деятельности (банковских операций).

Такими структурами, в частности, могут быть как юридические лица, учрежденные на законных основаниях, так и незаконно действующие организации, а также легитимные учреждения, вышедшие за пределы полученного разрешения. При этом незаконная банковская деятельность состоит в том, что субъект, действуя через какую-либо организацию либо прикрываясь ею, проводит банковские операции, игнорируя существующий порядок разрешения такого рода деятельности и (или) контроля за ее осуществлением и действуя вне банковской системы с фактическим использованием ее возможностей».

Однако в таком виде формулировку суда вряд ли можно считать достаточным основанием для «засиливания» приговоров нижестоящих инстанций.

Личная практика

Изучение уголовных дел по ст.172 УК, в которых автор лично участвовала на стороне защиты, приводит к выводу о том, что по делам, где обвиняемые и их адвокаты занимали активную позицию защиты, у судов возникали сложности с вынесением приговоров. Суды возвращали такие уголовные дела прокурорам в порядке ст.237 УПК.

Пример 1.

Постановлением Измайловского районного суда г. Москвы от 13.01.2016 уголовное дело было возвращено прокурору. Суд в постановлении указал, что, согласно ст.ст. 171, 73 УПК, в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого должно быть описано преступление с указанием обстоятельств, подлежащих доказыванию, в том числе событие преступления (место, время, способ и другие обстоятельства), форма вины, мотивы, характер и размер причиненного вреда, а также обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого.


Квалификация хищений с использованием банковских и иных платежных карт

В соответствии со ст.220 УПК РФ в обвинительном заключении указывают те же обстоятельства. Органы следствия не конкретизировали обвинение в части инкассации неучтенных наличных денежных средств и расчетных документов, кассового обслуживания физических и юридических лиц; открытия и ведения банковских счетов физических и юридических лиц; переводы денежных средств по поручению физических лиц без открытия банковских счетов.

Далее суд отметил, что органы следствия вменили гражданам:

  • инкассацию неучтенных денежных средств и кассовое обслуживание физических и юридических лиц;
  • расчеты по поручению физических и юридических лиц путем использования в качестве инструмента услуги легально действующих кредитных учреждений, а также процессинговых компаний.

Однако следствие не указало, какие банковские операции выполняли обвиняемые, а упомянуло лишь общую сумму дохода, что лишает обвиняемых возможности защищаться от предъявленного обвинения и является нарушением их права на защиту.

Кроме того, по мнению суда, не конкретизировано обвинение в части квалифицирующего признака совершения незаконной банковской деятельности «организованной группой». Описывая в обвинительном заключении адреса, органы предварительного следствия не определили, какие банковские операции по ним выполняли обвиняемые.

Изложенное свидетельствовало о том, что органы следствия не выполнили требования ст. 73 УПК. Примечательно, что после возвращения уголовного дела расследования было прекращено.

Пример 2.

Пресненский районный суд г.Москвы в постановлении от 09.09.2019 удовлетворил ходатайство защиты о возвращении уголовного дела прокурору. Суд детально описал допущенные процессуальные нарушения. Он указал:

«Соответствующим требованиям уголовно-процессуального закона будет считаться такое обвинительное заключение, в котором изложены все предусмотренные законом обстоятельства, в том числе существо обвинения, предъявленное конкретному лицу, с обязательным указанием в полном объеме данных, подлежащих установлению, доказыванию и имеющих значение для дела. При этом отсутствие в обвинительном заключении указанных сведений исключает возможность рассмотрения уголовного дела на основании подобного обвинительного заключения, поскольку неконкретизированность предъявленного обвинения препятствует определению точных пределов судебного разбирательства в соответствии с требованиями ст. 252 УПК РФ и лишает обвиняемого гарантированного права знать, в чем он конкретно обвиняется, а также осуществлять свою защиту от предъявленного обвинения».

Описывая события преступления в обвинительном заключении, следствие указало, что организованная преступная группа открывала и вела банковские счета юридических и физических лиц, проводила транзит и перевод денежных средств без открытия банковских счетов. При этом обвиняемые привлекали клиентов – руководителей организаций, заинтересованных в незаконной банковской деятельности – «транзите» денежных средств и незаконной оптимизации налогообложения. Вместе с тем ни одна из перечисленных банковских операций в предъявленном обвинении не описана.

Конкретная преступная деятельность, исходя из обстоятельств предъявленного обвинения, выражалась в использовании реквизитов зарегистрированных на подставных лиц фирм, на расчетные счета которых по ничтожным сделкам клиенты перечисляли безналичные денежные средства. Но при этом в обвинении прописаны лишь суммы, поступившие на счета фирм за определенный период времени, а также суммы, составившие 0,5 % от этих поступлений. Однако предъявленное обвинение не содержит ссылки на контрагентов, названных органом следствия клиентами незаконной банковской деятельности, а также ссылки на суммы и даты конкретных банковских операций, связанных хотя бы с зачислением денежных средств.

Имеющуюся в обвинительном заключении ссылку на выписки движения денежных средств и заключение эксперта суд признал недостаточной. Эти документы были только доказательствами, на основании которых устанавливают конкретные обстоятельства преступления и которые оценивают наряду с иными доказательствами.

Суд также отметил, что обвиняемые получали доход в виде комиссионного вознаграждения от поступивших денежных средств в размере 0,5 % от сумм, оправленных клиентами на лицевые (расчетные) счета подконтрольных организаций. Но в части определения размера преступного дохода в обвинительном заключении содержится ссылка на исключение из суммы поступивших денежных средств неких «иных операций». Однако описание характера и существа этих операций в обвинительном заключении отсутствует. Есть только ссылка на заключение эксперта.

Суд пришел к выводу, что предъявленное гражданам обвинение носит неконкретный характер. Имеющие существенное значение и подлежащие доказыванию обстоятельства, характеризующие объективную сторону преступления, органы следствия в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемых и в обвинительном заключении не указали. Это не только нарушает право обвиняемых на защиту, но и не позволяет установить пределы судебного разбирательства.

Пример 3.

В постановлении от 08.06.2017 Симоновский районный суд г. Москвы отметил:

«К обстоятельствам, подлежащим доказыванию по преступлению, предусмотренному ч 2 ст. 172 УК и имеющим значение для уголовного дела, относится установление времени совершения банковских операций без регистрации и без специального разрешения. Также обвинению необходимо указать характер и размер вреда, причиненного преступлением каждого из обвиняемых».

Суд отметил, что объективная сторона преступления, предусмотренного ст.172 УК выражается:

  • в осуществлении банковских операций без регистрации;
  • без специального разрешения (лицензии) на проведение соответствующих банковских операций, согласно ст.5 закона «О банках и банковской деятельности».

Следователь изложил только общетеоретическую схему совершения преступления с указанием предполагаемых ролей каждого соучастника в организованной группе.

Вменяя обвиняемым систематическое оказание услуг по ведению банковских счетов юридических лиц, кассовому обслуживанию юридических лиц, инкассацию денежных средств, следствие не установило способ, место и время совершения данных операций (ст.71 УПК). В частности, не привело фактические данные о том, какие банковские операции, требующие специального разрешения (лицензии) или регистрации, осуществлены каждой из «фиктивных» организаций, со ссылкой на соответствующую норму закона о банковской деятельности. Какова сумма дохода каждого обвиняемого от данных операций, также не сказано. Следствие не уточнило, когда именно осуществлялись денежные переводы, какими платежными документами, между какими юридическими, физическими лицами и в каком размере, как происходила инкассация.

Следователь описал лишь общие совместные действия обвиняемых по регистрации юридических лиц, открытию банковских счетов, привлечению на счета фиктивных коммерческих организаций. Затем следствие суммировало все перечисленные средства и посчитало это общим доходом, полученным обвиняемыми.

Такое обвинение, по мнению суда, не содержало сведений о способе совершения преступления в виде незаконной банковской деятельности каждым из обвиняемых, из-за чего было невозможно определить их роли и степени участия в преступлении. Это существенно нарушает их право па защиту.

Какие доводы привести защите

Приведенные выше мотивировочные части постановлений судов о возврате уголовных дел по ст.172 УК прокурору в порядке ст.237 УПК позволяют определить доводы и шаги, которые может использовать защита в делах об обналичивании.

Необходимо обратить внимание на анализ доказательной базы, а именно на процедуру сбора доказательств правоохранителями. Следует также привести в суде анализ норм материального права. Напомним, что в своем определении от 01.12.2009 № 1486-О-О Конституционный суд РФ отметил:

«Диспозиция ст.172 УК является бланкетной, соответственно, эта статья применяется в системном единстве с положениями иных нормативных правовых актов».

КС РФ указал, что оценка определенности содержащихся в законе понятий должна осуществляться исходя не только из самого текста закона и используемых в нем формулировок, но и из их места в системе нормативных предписаний (постановление от 27.05.2003 №9-П).

Можно представить суду анализ такой банковской операции, как «открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц».

«Обнальщики» не открывают банковских счетов — их открывают сами банки. Из главы 45 ГК следует, что именно договор банковского счета является юридической предпосылкой для открытия самого счета и последующего распоряжения им.

Выделяют основные составляющие банковского счета, отличающего его от иных счетов:

1. Предмет банковского счета – только денежные средства, которые принадлежат клиенту и которыми он распоряжается;

2. Банковский счет открывается, если заключен договор банковского счета между банком и его клиентом;

3. Банковские счета вправе открывать клиентам только банки при наличии соответствующей лицензии;

4. Банковские счета открываются и ведутся для переводов денег и осуществления кредитной организацией соответствующих договору расчетных операций, которые проводятся по распоряжению банковских клиентов;

5. Банковский счет нужен для зачисления на него денег, учета остатка на счете и снятия денег со счета, их перечисления на другие счета по распоряжению собственника.

Таким образом, кредитная организация, которая не является банком, не может заниматься деятельностью (законной или незаконной - не имеет значения), закрепленной только за банками.

Другой популярной банковской операцией, совершение которой обычно вменяется привлекаемым к уголовной ответственности по ст.172 УК, является инкассация денежных средств, векселей, платежных и расчетных документов и кассовое обслуживание физических и юридических лиц. Из данной формулировки следует, что инкассация неотделима от кассового обслуживания и лишь в этой совокупности она представляет собой банковскую операцию.

Правоохранители определяют инкассацию как перевозку денежных средств. Однако это понятие значительно шире. Это не только перевозка, но зачисление на расчетный счет инкассируемых денег. Без зачисления нет инкассирования. Если мы обратимся к финансово-кредитному энциклопедическому словарю, то увидим, что

«инкассация – это сбор наличных денег и ценностей в кассах предприятий и организаций и доставка их в кассы банков. С помощью инкассации технически обеспечивается обратный приток в банки выпущенных в обращение денежных средств, что имеет важное значение для поддержания непрерывности кругооборота наличных денег».

В результате мы вновь говорим только об операциях банка. «Обнальные» конторы в принципе не могут совершить совокупность мероприятий, составляющих эту банковскую операцию.

В завершении можно отметить, что указанные выше доводы работают в защите по уголовным делам по ст.172 УК. В совокупности с недостатками, которые удается обнаружить защите в доказательной базе обвинения, они позволяют добиваться прекращения уголовных дел по ст.172 УК.

Вы сможете оставить комментарий только после авторизации на сайте

Комментарии пользователей (0)

Пока нет комментариев

Мы в социальных сетях

Наши партнеры

24pravo.ru 24pravo.ru

24pravo.ru




Схема проезда

Наш адрес

г. Москва, ул. 3-я Мытищинская, д.10 стр. 8 этаж 4 офис 417

Поделитесь ссылкой с друзьями!