ОСВОБОЖДЕНИЕ ИЗ-ПОД СТРАЖИ (СИЗО-2 ЛЕФОРТОВО) ЭКС ЗАМ ПРЕД ПРАВЛЕНИЯ ПФР ИВАНОВА А.М. БАСМАННЫЙ РАЙОННЫЙ СУД МОСКВЫ

ОСВОБОЖДЕНИЕ ИЗ-ПОД СТРАЖИ (СИЗО-2 ЛЕФОРТОВО) ЭКС ЗАМ ПРЕД ПРАВЛЕНИЯ ПФР ИВАНОВА А.М. БАСМАННЫЙ РАЙОННЫЙ СУД МОСКВЫ

24pravo.ru

«В удовлетворении ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей обвиняемого Иванова Алексей Михайловича до 09 июля 2020 года – отказать. Меру пресечения в отношении Иванова в виде заключения под стражу изменить на домашний арест. Обвиняемого Иванова А.М. освободить из-под стражи из ФКУ СИЗО-2 ФСИН России по г. Москве при получении администрацией указанного пенитенциарного учреждения копии настоящего постановления».

Такой фразой окончила оглашать свое Постановление, судья Басманного районного суд города Москвы Николаева, по ходатайству следователя ГСУ СК РФ, о продлении меры пресечения в виде заключения под стражу нашего доверителя, бывшего заместителя Председателя Правления Пенсионного фонда РФ.

Данная новость была анонсирована во всех СМИ и вызвала неоднозначную реакцию граждан. Но давайте по порядку, ибо Ваш покорный слуга – адвокат Зинуров Александр, а также мои коллеги: адвокат Кидяев Иван и Федосов Виктор, практически с самого начала и по настоящее время осуществляем защиту Алексея Михайловича.

Напомню, что в июле прошлого года ГСУ СК РФ в отношении моего подзащитного было возбуждено уголовное дело и тогда же была избрана самая суровая мера пресечения в виде содержания под стражей, которая в дальнейшем неоднократно продлевалась.

Безусловно, сторона защиты неоднократно предпринимала попытки отменить судебные акты, требуя изменить данную меру пресечения на менее строгую, ведь при позиции подзащитного, признавшего свою вину и способствующего расследованию, в таких исключительных мерах необходимости не было. И вот, спустя более 10 месяцев, в Басманном суде Москвы нас наконец услышали.

Порой у людей, далеких от уголовного судопроизводства, при принятии процессуальных решений в отношении известных лиц и госчиновников, улучшающих их положение, складывается мнение, что при принятии таких решений обязательно присутствует некая коррупционная составляющая. Это «режет глаз» по той простой причине, что такие случаи предаются широкой огласке, в том числе в средствах массовой информации, в то время как аналогичные случаи в отношении иных граждан остаются без внимания.

Однако давайте рассмотрим с точки зрения закона ситуацию с избранием, продлением и изменением меры пресечения, а также те позиции, на которые акцентировала внимание в своих выступлениях в данном конкретном случае сторона защиты.

Итак, заключение под стражу, является самой строгой мерой пресечения, предусмотренной законом, которая ограничивает право граждан на свободу и личную неприкосновенность. Рассматривая вопросы об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и о продлении срока ее действия, суд обязан в каждом случае обсуждать возможность применения в отношении лица иной, более мягкой, меры пресечения вне зависимости от наличия ходатайства об этом сторон, а также от стадии производства по уголовному делу.

В качестве оснований для применения меры пресечения в виде заключения под стражу могут быть признаны такие фактические обстоятельства, которые свидетельствуют о реальной возможности совершения обвиняемым, подозреваемым действий, указанных в статье 97 УПК РФ (скроется от дознания, предварительного следствия или суда; может продолжать заниматься преступной деятельностью; может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу) и невозможности беспрепятственного осуществления уголовного судопроизводства посредством применения в отношении лица иной меры пресечения.

В большинстве случаев, инициируя ходатайства об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей, а также дальнейшей ее продлении, правоохранители перечисляют все вышеуказанные основания, при этом никаких подтверждающих доказательств не предоставляют. Фактически используются шаблонные формулировки без какого-либо обоснования.

В п.21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» разъяснено, что наличие обоснованного подозрения в совершении лицом преступления определенной категории является необходимым условием законности при первоначальном заключении его под стражу, однако по истечении времени оно перестает быть достаточным. Суду надлежит установить конкретные обстоятельства, свидетельствующие о необходимости дальнейшего содержания, обвиняемого под стражей.

Например, рассуждая о возможности воспрепятствовать производству по уголовному делу, необходимо проанализировать значимые обстоятельства, такие, как результаты расследования или судебного разбирательства, личность подозреваемого, обвиняемого, его поведение до и после задержания, и другие конкретные данные, обосновывающие довод о том, что лицо может совершить действия, направленные на фальсификацию или уничтожение доказательств, или оказать давление на участников уголовного судопроизводства либо иным образом воспрепятствовать расследованию преступления или рассмотрению дела в суде.

Со времен Древнего Рима до нас дошла такая фраза как «Regina probationum», что в переводе означает «Царица доказательств» - так в римском праве называли признание вины самим обвиняемым, которое делало излишними все иные доказательства, улики и дальнейшие следственные действия.

Такое доказательство в рамках уголовного дела было получено, как было отмечено выше, мой подзащитный полностью признал свою вину в отношении возникшего подозрения. Это признание, после разъяснения всех конституционных и процессуальных прав, было закреплено органами расследования в присутствии защитников, т.е. получено в строгом соответствии с законом.

А теперь давайте порассуждаем, есть ли смысл человеку, признавшему свою вину оказывать какое-либо давление на свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства чтобы уйти от уголовной ответственности? НЕТ! Ибо такое поведение вне всякой логики.

Есть ли смысл уничтожать доказательства или каким-либо иным способом воспрепятствовать производству по уголовному делу? Тоже вряд ли.

Возможно ли продолжение занятия преступной деятельностью находясь в поле зрения правоохранителей? Ответ вновь очевиден, к тому же занимаемый пост был оставлен.

В результате нехитрых умозаключений и при отсутствии подтверждающих обратное доказательств, все основания, которые могли быть положены в основу законного и обоснованного судебного акта о необходимости дальнейшего продления меры пресечения растаяли на глазах. Впрочем, таковых не было и при первоначальном продлении, но на тот период суд все же пролоббировал интересы органов расследования.

Статья 22 Конституции РФ отдает приоритет праву человека на свободу, при этом Конституционный Суд РФ (Постановление Конституционного Суда РФ от 13.06.1996 № 14-П) обращал внимание на недопустимость избыточного по продолжительности содержания под стражей, это же следует из п. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, согласно которому каждый имеет право на рассмотрение любого предъявленного ему обвинения без неоправданной задержки, что в первую очередь касается лиц, лишенных свободы на досудебных стадиях уголовного судопроизводства.

Наш подзащитный пребывал под стражей более 10 месяцев, при этом судом было установлено, что последнее следственное действие, проведенное с его участием, датировалось октябрем прошлого года и это при том, что в соответствие с положениями ст.6.1 УПК РФ, уголовное судопроизводство должно осуществляться в разумный срок.

Здесь примечательно отметить, что 11.06.2020 были внесены изменения в отдельные постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам, в том числе в уже упомянутое постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2013 года № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога».

Инициируя ходатайства о продлении меры пресечения в виде заключения под стражу, правоохранители указывают на необходимость проведения ряда процессуально-следственных действий по уголовному делу, что препятствует окончанию его производства. В подавляющем большинстве, этот перечень мероприятий «кочует» из ходатайства в ходатайства о дальнейших продлениях, не было исключением и данное уголовное дело.

Так, вот п.22 постановления Пленума от 19.12.2013 теперь звучит в несколько иной редакции, а именно, высшая судебная инстанция разъясняет, что: «При рассмотрении ходатайств о продлении срока содержания обвиняемых под стражей суду следует проверять обоснованность доводов органов предварительного расследования о невозможности своевременного окончания расследования, в этих целях обращать внимание на то, соблюдены ли следователем (дознавателем) требования, предъявляемые к такому ходатайству, перечисленные в части 8 статьи 109 УПК РФ.

В случае, когда ходатайство о продлении срока содержания под стражей возбуждается перед судом неоднократно и по мотивам необходимости выполнения следственных действий, указанных в предыдущих ходатайствах, суду надлежит выяснять причины, по которым они не были произведены.

Если причина, по мнению суда, заключается в неэффективной организации расследования, это может явиться одним из обстоятельств, влекущих отказ в удовлетворении ходатайства. В таких случаях суд вправе реагировать на выявленные нарушения путем вынесения частных постановлений.

Сама по себе необходимость дальнейшего производства следственных действий не может выступать в качестве единственного и достаточного основания для продления срока содержания, обвиняемого под стражей. Решение суда о продлении срока содержания под стражей должно основываться на фактических данных, подтверждающих необходимость сохранения этой меры пресечения (статьи 97, 99 УПК РФ).

На мой взгляд это действенный шаг ухода судов от формального рассмотрения вопросов продления меры пресечения в виде заключения под стражу, что нашло свое отражение в постановлении Басманного районного суда г. Москвы от 05.06.2020, который проанализировав все изложенные обстоятельства, совершенно справедливо прислушался к мнению стороны защиты, отказав в удовлетворении ходатайства органов расследования о дальнейшем продлении срока содержания под стражей Иванова и изменив ему меру пресечения на домашний арест.

С уважением,

Адвокаты команды 24Право:

Зинуров Александр;

Кидяев Иван;

Федосов Виктор.

Телефон для консультаций: 8 (800) 700-73-29

Прикрепленные файлы и документы

# Название файла Описание Уровень доступа Стоимость доступа Скачать
1 Постановление об освобождении.pdf без описания Для всех Бесплатно

Вы сможете оставить комментарий только после авторизации на сайте

Комментарии пользователей (0)

Пока нет комментариев

Мы в социальных сетях

Наши партнеры

24pravo.ru 24pravo.ru

24pravo.ru




Наш адрес

г. Москва, ул. 3-я Мытищинская, д.10 стр. 8 этаж 4 офис 417

Поделитесь ссылкой с друзьями!