Изменение меры пресечения в Пресненском районном суде г. Москвы на первом продлении.

Изменение меры пресечения в Пресненском районном суде г. Москвы на первом продлении.

24pravo.ru


В Пресненском районном суде г. Москвы, командой адвокатов 24 Право, была изменена мера пресечения нашему доверителю с домашнего ареста на запрет определенных действий, в пределах срока предварительного следствия. Хочу отметить, что данная мера пресечения была изменена на первом продлении меры в суде. Что повлияло на суд, что он вынес такое решение, отказав следователю ГСУ СК России по г. Москве в его ходатайстве, удовлетворив ходатайство адвокатов, давайте попробуем разобраться.

Так, 28 июля 2021 года, следователь по особо важным делам второго управления по расследованию особо важных дел (о преступлениях против государственной власти и в сфере экономики) ГСУ СК РФ по г. Москве, вышел в Пресненский суд с ходатайством о продлении срока содержания под домашним арестом в отношении нашего подзащитного, обвиняемого в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 290 УК РФ (получение должностным лицом взятки в значительном размере).

6103d9d66b9dc.jpg

В своем ходатайстве следователь указал стандартные формулировки о том, что в настоящее время в установленный срок окончить расследование не представляется возможным, поскольку по делу необходимо установить и допросить иных лиц, обладающих информацией о преступлении, назначить фоноскопическую экспертизу и провести иные оперативно-розыскные мероприятия. При этом, данную позицию следователя поддержал прокурор, ссылаясь на то, что оснований для отмены или изменения в отношении обвиняемого меры пресечения не связанную с изоляцией от общества, не имеется, так как А, обвиняется в совершении двух тяжких преступлений коррупционной направленности, длительное время занимает должность заведующего лабораторией судебной экспертизы при Минюсте России, в связи с чем ему знакома методика предварительного расследования и сбора доказательств по уголовному делу, формы и методы оперативно-розыскной деятельности, и в случае избрания меры пресечения, не связанной с изоляцией от общества, А будет иметь реальную возможность воспрепятствовать производству по делу, а именно скрыться от органов предварительного следствия и суда, оказать давление на свидетелей, с целью получения желаемых показаний, угрожать участникам уголовного судопроизводства, адреса местонахождения которых ему известны, предпринять меры, направленные на сокрытие следов расследуемого преступления и создания искусственных доказательств своей невиновности, либо иным путем воспрепятствовать производству по данному уголовному делу. С учетом занимаемой должности, А обладает обширными связями, в том числе и в правоохранительных органах. По поступившим сведениям, из Управления ФСБ России имеет действующий заграничный паспорт и родственные связи на территории иностранных государств.

Как и полагается, сторона защиты (адвокаты) против удовлетворения ходатайства следователя возражали. В обосновании своих доводов нами были приведены факты, которые и послужили основанием к отказу в ходатайстве следователя и изменении меры пресечения на более мягкую, поскольку все материально-правовые основания на данный момент изменились и отпали, а именно:

  1. Следствием с момента избрания меры пресечения не представлено ни одного доказательства, подтверждающего тот факт, что Обвиняемый может скрыться от следствия и суда. (Согласно п. 14 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 10.10.2005 г. № 5, п. 5 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 19.12.2013 г. № 41). Оценить, насколько велик риск того, что обвиняемый продолжит совершать преступления, также, как и риск бегства от следствия и суда достоверно невозможно, поскольку вероятность его наступления находится в будущем.
  2. Отсутствуют доказательства того, что Обвиняемый может воспрепятствовать установлению истины по делу. Из материалов дела следует, что Обвиняемый был допрошен, между ним и свидетелями была проведена очная ставка. С учетом данного обстоятельства и отсутствия доказательств оказания или попытки оказания давления на свидетелей со стороны Обвиняемого как лично, так и через иных лиц, доводы следователя в обоснование продления срока содержания под домашним арестом Обвиняемого не являются достаточными, поскольку носят характер предположений.
  3. Тяжесть преступления без учета данных о личности не может служить безусловным основанием для продления срока содержания под домашним арестом. Личность Обвиняемого достоверно установлена. Он является гражданином РФ, имеет постоянное место жительства на территории города Москвы. Трудоустроен. Имеет научную степень, является кандидатом технических наук. Состоит в браке, на его иждивении находится супруга. Он тесно связан с семьей в социальном и в финансовом отношении, так как регулярно оказывает своим детям материальную помощь. Более того, Обвиняемый страдает хроническими заболеваниями, и ему необходимо систематически наблюдаться у врача. Обвиняемый впервые привлекается к уголовной ответственности, ранее он не привлекался ни к уголовной, ни к административной ответственности, а также положительно характеризуется с места жительства и работы. Не состоит ну учете врача-психиатра и врача-нарколога. Имеет постоянный и легальны источник дохода.

Данные обстоятельства, по мнению защиты, указывают на то, что риск продолжения Обвиняемым преступной и антиобщественной деятельности отсутствует и недостаточен для продления данной меры пресечения.

Таким образом, безосновательное вменение возможности «скрыться от органов следствия и суда, принять меры к уничтожению и сокрытию доказательств по делу, оказать воздействие на участников уголовного судопроизводства и иным путем воспрепятствовать производству по делу» без подтверждения намерения Обвиняемого совершить указанные действия объективными доказательствами по делу является явным нарушением презумпции невиновности, предусмотренной ст. 14 УПК РФ и ст. 49 Конституции РФ, поскольку, указанными возможностями, как способностью совершать определенные действия, обладают все дееспособные лица.

  1. Продление меры пресечения в виде домашнего ареста в отношении Обвиняемого нарушает его конституционные права на жизнь, охрану здоровья и медицинскую помощь (ч. 1 ст. 20, ч. 1 ст. 41 Конституции РФ).

17 июня 2021 года Обвиняемый был госпитализирован в ГКБ с диагнозом «ИБС острый инфаркт миокарда», кроме того, согласно медицинской справке Обвиняемому по состоянию здоровья необходимо постоянное наблюдение у кардиолога и противопоказанно ношение и применение технических и электронных средств контроля из-за риска ухудшения сердечного ритма, а также рекомендованы ежедневные прогулки на свежем воздухе длительностью не менее двух часов. В случае продления меры пресечения в виде домашнего ареста рекомендации врача не могут быть соблюдены, что может оказать негативное влияние на состояние здоровья Обвиняемого.

Следовательно, установленные судом ограничения и запреты грубейшим образом нарушают права Обвиняемого при исполнении меры пресечения в виде домашнего ареста.

Практическое выполнение указанного Постановления выявило существенные сложности его исполнения, нарушение законных прав обвиняемого лица, содержащегося в условиях изоляции от общества, а именно то, что Обвиняемый не имеет законной возможности покинуть помещение для приобретения продуктов питания, предметов первой необходимости, для утилизации бытовых отходов, получения бытовых услуг и т.п.

В связи с этим, отсутствие разрешения на покидание жилого помещения для прогулки лишает Обвиняемого, гарантированного Федеральным законом «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» № 103-ФЗ от 15 июля 1995 г. и УИК РФ права подозреваемого и обвиняемого лица на ежедневную двухчасовую прогулку в светлое время суток, поскольку является неотъемлемым правом изолированного от общества лица и не может быть ограничено в силу как субъективных, так и объективных причин.

  1. Сторона защиты полагает, что присутствуют основания для изменения ранее избранной меры пресечения в отношении Обвиняемого на более мягкую.

В силу положений ст. 107 УПК РФ домашний арест в качестве меры пресечения избирается по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения и заключается в нахождении Обвиняемого в изоляции от общества в жилом помещении, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях, с возложением запретов и осуществлением за ним контроля.

Из ст. 97, 98 и 107 УПК РФ в их нормативном единстве следует, что домашний арест в действующей системе правового регулирования связан с принудительным пребыванием подозреваемого (обвиняемого) в ограниченном пространстве, с изоляцией от общества, прекращением выполнения служебных или иных трудовых обязанностей, невозможностью свободного передвижения и общения с неопределенным кругом лиц, то есть с непосредственным ограничением самого права на физическую свободу и личную неприкосновенность.

В силу ст. 99 УПК РФ при решении вопроса о необходимости избрания меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления и определения ее вида при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 настоящего Кодекса, должны учитываться также тяжесть преступления, сведения о личности Обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства.

В данном случае, в силу резкого и существенного ухудшения состояния здоровья Обвиняемого изменились обстоятельства, предусмотренные ст. 99 УПК РФ, которые изначально учитывались судом при избрании меры пресечения в виде домашнего ареста. В связи с этим присутствуют все основания для изменения избранной ранее меры пресечения в виде домашнего ареста на меру пресечения в виде запрета определенных действия.

В связи с вышеизложенным, сторона защиты считает, что приведенная выше более мягкая мера пресечения будет в поной мере способствовать целям, для которых она применяется к обвиняемому, а именно пресечение потенциальной возможности обвиняемого или подозреваемого: воспрепятствовать установлению истины по делу, скрыться от дознания, предварительного следствия и суда, продолжить заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелям, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства или иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

  1. В случае удовлетворения ходатайства следствия о продлении меры пресечения Обвиняемому, будут нарушены нормы как Российского, так и международного законодательства.

В случае удовлетворения ходатайства будут нарушены положения п. 2 ч. 1 ст. 6 УПК РФ, согласно которым уголовное судопроизводство имеет своим назначением защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Поскольку следователем не представлено достаточных и убедительных доказательств целесообразности следственных действий, проведение которых необходимо для завершения предварительного следствия.

Продление сроков предварительного расследования более двух месяцев нарушает ч. 1 ст. 6.1 УПК РФ (уголовное судопроизводство осуществляется в разумный срок), так как у следствия было достаточно времени для завершения расследования. Данное обстоятельство свидетельствует о волоките со стороны следствия и намеренном затягивании расследования данного уголовного дела.

Также сторона защиты обращает внимание суда на Постановление Европейского суда по правам человека по жалобе № 33803/04, в котором Европейский суд напомнил, что «принимая решение о продлении срока содержания лица под стражей или освобождении его из-под стражи, власти обязаны в соответствии с п. 3 ст. 5 Конвенции рассмотреть альтернативные способы обеспечения явки лица в суд.

Европейский суд неоднократно устанавливал нарушение п. 3 ст. 5 Конвенции по российским делам, когда суды РФ продлевали срок содержания под стражей, ссылаясь в основном на тяжесть предъявленного обвинения и используя стереотипную формулировку, не рассматривая конкретные факты или возможность применения альтернативной меры пресечения (см. Постановление Европейского суда по делу №№ 72967/01, 59696/00, ECHR 2006, 6133/99, 48183/99, ECHR 2013-XI и другие).

В результате, уже на первом продлении меры пресечения в виде домашнего ареста, в отношении нашего доверителя, Пресненским районным судом г. Москвы было отказано следователю в его ходатайстве о продлении, а мера пресечения была изменена на запрет определенных действий, с установлением запретов и ограничений, установленных ч. 6 ст. 105.1 УПК РФ.

Желаю всем удачи в защите прав и законных интересов наших доверителей.

С уважением к Вам,

Основатель и управляющий партнер

Александр Зинуров

www.24pravo.ru

www.pravo24.ru

www.advokat24.ru

+7(925) 082-5210

Email Adovokat@24pravo.ru

Прикрепленные файлы и документы

# Название файла Описание Уровень доступа Стоимость доступа Скачать
1 Пресненский суд.pdf без описания Для всех Бесплатно

Вы сможете оставить комментарий только после авторизации на сайте

Комментарии пользователей (1)

Зинуров Александр, 30.07.2021 14:20 Эксперт портала

Постановление Пресненского суда Москвы приложено к публикации

Мы в социальных сетях

Наши партнеры

24pravo.ru 24pravo.ru

24pravo.ru




Наш адрес

г. Москва, ул. 3-я Мытищинская, д.10 стр. 8 этаж 4 офис 417

Поделитесь ссылкой с друзьями!